юношей призывного возраста - Социальная психология XXI столетия том 2

Социально-психологические проблемы
юношей призывного возраста

С.Ю. Стешенко (Хабаровск)


Настоящее исследование имеет целью изучение социальных аспектов психологических проблем юношей призывного возраста, поэтому обозначим рамки некоторых социальных воздействий на личность.

Во-первых, это семья и другие социальные институты (детский сад, школа, вузы, группы сверстников, неформальные образования), являющиеся проводниками детей в лабиринтах социализации, причем, особую важность приобретают особенности воспитания в семье, его стили, влияющие на формирование системы ценностей;

Во-вторых, это особенности культуры, ментальность, национальные особенности, особенности места рождения и расположения (город, деревня, отдалённость-приближенность к центру России и пр.);

В-третьих, это особенности государственного устройства, мировые процессы и проблемы.

Особое внимание в нашем исследовании мы обращаем на вторую группу факторов социального воздействия: средства массовой информации = СМИ (телевидение, радио, кинотеатры, театры, библиотеки и т.д.); особенности культуры (в нашем крае к таковым отнесем учет особенностей коренного населения Дальнего Востока), сюда же отнесем стили семейного воспитания в свете вышеперечисленного.

Говоря о перечисленных факторах социального воздействия, необходимо упомянуть об их агрессивности. Это первое, на что обращает внимание состояние современных информационных потоков из СМИ. Агрессивность проявляется во всех областях нашей жизнедеятельности.

Наиболее мощные потоки все же исходят от телевидения и радио. Это прослеживается в содержании телевизионных программ, качестве рекламы, воздействие которой тоже не проходит бесследно; настораживают речевые формы, допускаемые в настоящий момент в СМИ и т.д. Все это провоцирует страхи, стрессовые ситуации, генерирует панику, влияет на формирование множества мифов, в том числе о том, что актуально в юношеском возрасте - учеба в вузе или служба в армии.

В этой ситуации безопасность личности становится важным мобилизатором ресурсов психики в чрезвычайных обстоятельствах. Ощущение личностной безопасности влияет также на выработку определенных механизмов психологических защит, определяя особенности поведения. Наблюдения показывают, что в большей степени проявляются защиты по типу гиперкомпенсации, либо растерянности.

Так как служба в армии является для многих юношей не желательной, не привлекательной, то подверженность сформировавшимся мифам достаточно высока. Поэтому, обобщая опыт работы клинического психолога в условиях КСП (Краевого сборного пункта), можно выделить схожесть и желание сравнить с очень популярными ныне программами типа , реалити-шоу. <Социальные науки и , азартно кромсающие социальную реальность, а затем, наблюдающие - как это отразится на поведении людей - проявляют непочтительность к существующему общественному порядку, и тем самым вносят свой вклад в усиление аналитических, дезинтегративных тенденций современной жизни> (1, С. 318). Мы считаем, что сепарация от родителей, разлука со сверстниками и любимыми девушками не менее сильно кромсают социальную реальность юноши и дезинтегративные тенденции проявляются чаще всего в рассеянности и растерянности, гиперкомпенсаторных реакциях, которые усиливаются знанием о камерах внутреннего слежения и самими обстоятельствами осмотра медицинской комиссией. <Попытки сохранить адекватное оказываются бесплодными по самым разным причинам: В стабильном, повседневном опыте наша самопрезентация поддерживается за счет использования привычных стереотипных форм поведения; в экстраординарных обстоятельствах, предлагаемых в , зрители видят людей, активно структурирующих свое в ситуации, которая, мягко говоря, не благоприятствует этому. вновь и вновь убеждает нас в том, что люди с изрядной долей наивности и простодушия полагаются на привычные поведенческие клише, даже оказываясь в абсурдной ситуации> (1, С. 320). Приведем пример для иллюстрации вышеописанного: юноша проигнорировал требование о том, что заходить в кабинеты к докторам необходимо раздетым до трусов. Специалист (хирург) предлагает призывнику раздеться, указывая на стул. Юноша встает на стул и начинает раздеваться.

Именно в связи с высокой внушаемостью, течения начального периода адаптации к условиям армейской жизни связано со значительными отличиями её от привычной социальной среды. В большинстве случаев действие факторов внешней среды и физических, психических нагрузок на призывников после первых месяцев службы, которая нередко проходит в учебных подразделениях, принимает относительно постоянный характер. Однако социально-психологический статус, взаимоотношения с другими членами коллектива, обновляющегося 1-2 раза в год, заставляя юношей проявлять гибкость, профессиональные навыки меняются. Это объясняется особенностями тех этапов военной службы, которые проходит большинство молодых людей:

1-й - ознакомление с основными положениями военной жизни;

2-й - обучение военной специальности;

3-й - повседневное выполнение служебных обязанностей и совершенствование профессионального мастерства.

Данное мнение подтверждает и бытующая среди военнослужащих срочной службы неформальная классификация воинов: , , , , , , , и т.п. Следовательно, на каждом новом этапе службы социально-психологическая адаптация в определенной мере начинается как бы заново, но на качественно более высоком уровне. Этот процесс военные психологи условно назвали адаптацией по спирали.

Нередко на адаптацию новобранцев к воинской службе негативно влияет неформальная воинская иерархия, служащая в некоторых случаях причиной неуставных взаимоотношений. Роль же так называемых землячеств – неформальных групп по региональному или национальному признаку - неоднозначна, так как в одних случаях способствует адаптации, в других - затрудняет её.

Таким образом, опыт семейного общения уступает место новому - уставным взаимоотношениям, дружеской помощи, заботе и вниманию к молодым воинам как важнейшее условие благоприятной адаптации юноши к армейской жизни, так как на этапе служения Отечеству именно они являются социальными институтами, влияющие на становление и качественные изменения личности. К неблагоприятным условиям относятся неформальная классификация воинов, бытующая среди военнослужащих срочной службы, особенности личности командиров, влияние социальных мифов об ужасах армейской жизни, которые, к сожалению, часто имеют реальную подоплеку.


Библиография.

1. Милдрем С. Эксперимент в социальной психологии. - СПб.: Питер, 2001. - 336 с.

2. Новиков В.В. Социальная психология: феномен и наука. - М.: 1998. - 464 с.

3. Сочивко Д.В. Расколотый мир. Опыт анализа психодинамики личности человека в экстремальных условиях жизнедеятельности. - М.: ПЕР СЭ, 2002. - 304 с.

4. Фельдштейн Д.И. Психология взросления: структурно-содержательные характеристики процесса развития личности: Избранные труды. - М.: Московский психолого-социальный институт: Флинта, 1999. - 672 с.


^ ТУБЕРКУЛЕЗ КАК СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПРОБЛЕМА

В.П. Стрельцова (Торжок)


Туберкулез, являясь по своему физиологическому механизму психосоматическим расстройством, относится к так называемым социальным болезням. По данным ВОЗ на земном шаре насчитывается около 20 млн. больных туберкулезом, выделяющих возбудителя и представляющих эпидемиологическую опасность для населения. Ежегодно в мире умирают от туберкулеза 1-2 млн. человек.

К 2003 году статистические данные, касающиеся заболеваемости и смертности при этой патологии, позволили сделать неутешительный вывод об эпидемии туберкулеза в России. Ситуация осложняется тем, что туберкулез впервые выявляется чаще всего уже в запущенной стадии: 40% из вновь выявленных больных имеют фазу распада и обсеменения легочной ткани, а часть больных поступают на лечение в той стадии, когда медицина бессильна им помочь. Другой большой проблемой являются адаптированные к лекарствам туберкулезные палочки, так называемые резистентные формы микобактерий, которые наиболее опасны для человека.

Статистические данные свидетельствуют также о том, что в России общее число больных активной формой туберкулеза составляет на настоящий момент около 376.000 человек (из них – 10.000 детей) и каждый день от данного заболевания умирает около 100 человек. При этом, если у обычных граждан заболеваемость равняется 50 на 100 тыс. человек, то в местах лишения свободы она равна 3000 на 100 тыс., то есть в 60 раз выше, чем среди гражданского населения. Следует учесть, что в места заключения ежегодно поступает около 300.000 здоровых россиян и столько же освобождается. Среди освобожденных примерно 10% страдают активной формой туберкулеза и 80% являются носителями микробов. Такие данные заставляют задуматься над истинными причинами эпидемии туберкулеза в России.

В рамках Российской Академии Медицинских Наук нашей группой начаты исследования психогенеза современного туберкулеза легких. С помощью комплексного исследования, включающего клинические проявления начала и течения заболевания, проводилось исследование личности пациентов и специфических для туберкулеза особенностей их системы отношений, изучение патофизиологических отклонений в функциональном состоянии корковых звеньев динамических церебральных систем. Это предоставит возможность выделить специфические звенья психогенеза туберкулеза, позволяющие включить в лечебный процесс не только патогенетическую психотерапию и психологическую коррекцию, но и разработать социально-психологические программы, включающие профилактические мероприятия по формированию здоровой личности с адекватными потребностями и нравственными устоями.

К настоящему моменту нам удалось получить первые данные, подтверждающие наличие специфического радикала личности и специфических для туберкулезных больных элементов системы отношений, приводящих к актуализации отрицательных эмоций, связанных с претензией к окружающим людям (особенно к наиболее тесно связанным с пациентами: родителям, супругам, близким друзьям и сотрудникам, к государству) в рамках морального осуждения их за недостаточно почтительное отношение к больным и «нарушение» их «законных» прав на капризно-вседозволенное поведение. Как правило, будущие больные формируются в родительской среде с неустойчивой системой отношений, где один из родителей является носителем более или менее выраженных нравственных установок и требует хотя бы внешнего их выполнения. Ребенок с раннего детства интериоризирует жизненный стиль семьи, научается быть требовательным в отношении окружающих лиц, при этом требовательность к себе чаще всего демонстрируется и проявляется в спокойной эмоциональной обстановке, тут же исчезая, когда обстановка напрягается. У больных возникают невротические реакции, соответствующие истеро-кататоническому типу, которые вполне могут заканчиваться агрессивными поступками в разной степени внешнего проявления. При этом больные не испытывают истинной виновности за свой стиль поведения, продолжая считать свои реакции законными, потому что они – «нервные люди», а другие это не учитывают и неправильно с ними себя ведут.

Результаты многолетних исследований профилей личности при различных психогенных соматических и психических заболеваниях позволили выявить не только специфические особенности личности, но и получить тревожное подтверждение того, что в последние три десятилетия происходит ее заметное нравственное разрушение у большинства людей, особенно ярко проявляющееся во все более молодом возрасте. Свойственное большинству людей выраженное эмоциональное напряжение нервной системы как бы стирает грань между реакциями на окружающий мир при различных нозологиях, уравнивая силу претензий и агрессивных реакций, что и определяется сравнительно высоким тонусом центрального симпатического звена вегетативной нервной системы и снижением тонуса ее парасимпатического звена, которое фиксируется при предъявлении количественного нейропсихологического обследования. Высокие коэффициенты звуковой «предельной реакции выбора» у большинства наших больных превышают норму в 10-20 и более раз, что объективно соответствует невротическому стилю поведения и его обусловливает.

Система воспитания детей в большинстве семей в раннем детстве чаще всего организована по типу «кумир в семье» и формирует потребленческо-зависимые тенденции с претензиями различной окраски, специфически отличающихся при разных нозологиях и определяющих складывающийся радикал личности. В дальнейшем при определенных условиях и невозможности удовлетворить свои амбиции свойственные личности закрепившиеся в жизненном опыте переживания вызовут патологические доминантные напряжения в определенных участках центральной трофотропной регуляции, что приведет к возникновению специфических психогенных расстройств соматического или психического ряда. Туберкулез с XIX века относят к психосоматическим расстройствам и ему столь же присущи личностные специфические нарушения, как и другим заболеваниям этого круга. Поэтому перед наукой стоит задача обеспечения истинного понимания важности нравственных ценностей в системе воспитания подрастающего поколения. Только твердая иерархия гуманистических позиций с раннего детства обеспечит психическое и физическое здоровье, нормальное развитие иммунитета и возможность легче переносить вторжение инфекта и ему противостоять.


^ Взаимная отчужденность Личности и Системы управления как социально-психологическая проблема современного общества

Стрикель О.А. (Москва)


Взаимоотчуждение личности и системы управления, на наш взгляд, является сегодня одной из наиболее актуальных проблем развития современного российского общества. Поскольку подобное состояние взаимной отчужденности чревато негативными экономическими, социальными, нравственными, политическими последствиями, как для отдельного человека, так и для всей системы в целом.

Любая социальная система представляет собой совокупность взаимосвязанных и взаимозависимых элементов, и если в системе возникает отчуждение, то эта взаимозависимость и жизнеспособность всей системы в целом нарушаются. Поэтому развитие системы управления напрямую зависит от качества управленческого труда, от профессионального управления системой, влияющего на качество жизни людей.

Взаимное отчуждение между человеком и системой свидетельствует о дефиците профессионализма в управлении, что в результате может привести к деформации организационного состояния, к кризису системы в целом. Именно такая ситуация, по нашему мнению, характерна для российского общества в настоящее время, где противоречивость управленческих процессов и состояние массовой отчужденности является признаком недостаточной развитости самой системы и дефицита профессионализма в управлении. Например, в Конституции РФ Россия провозглашена как «социальное государство», то есть государство, которое должно проводить активную социальную политику – отсутствие нищих, обеспечение всех граждан без исключения определенным набором товаров и услуг, достаточных для достойной жизни и гармоничного развития личности, сокращение разрыва между наиболее и наименее обеспеченными слоями населения, предоставление льгот социально незащищенным гражданам и пр. В реальности же, в погоне за экономическими показателями, руководители государства забывают о тех, для кого все это должно делаться – о своих труженика, гражданах.

Система не создает благоприятные условия для развития человека как самореализующейся, творческой, самодостаточной личности, то есть такие возможности, которые были бы адекватны жизненно значимым потребностям человека и отвечали бы требованиям понятия «качество жизни». Следует подчеркнуть, что качество жизни людей - это не только уровень доходов, но и о такие важные для жизни человека факторы, как наличие льгот, доступ к качественным системам здравоохранения, образования, коммунально-бытового обслуживания, транспорта и связи, состояние окружающей среды, доступность достижений культуры, ощущение собственной значимости в обществе, степень защищённости от преступных посягательств и т. д.

Действительно, в России сегодня первая самая острая социально-экономическая проблема - нищета и крайне низкая цена рабочей силы. Ни о каком демократическом правовом гражданском обществе и речи не может идти, если в государстве не решена проблема бедности большей части населения. Ведь еще Маркс знал, что нищий человек, обеспокоенный только собственным выживанием, не в состоянии подняться до осознания своих гражданских, а тем более политических, интересов. Эта проблема взаимосвязана с другой: несправедливое и ненормально распределение личных доходов наших граждан - большой разрыв между самыми бедными и самыми богатыми, что в свою очередь способствует развитию еще большего процента бедноты. При этом поразительно, что, доход государства сегодня создается за счет природных ресурсов и чудовищной эксплуатации наемного труда. Как говорит Академик РАН Д.Левада: «Нищий народ, а создает 70 процентов дохода бюджета России». Значит человек, труженик должен быть в основе всех экономических реформаций в нашей стране. Ведь именно труженики обеспечивают и делают возможным существование любой социальной системы.

Другим примером взаимной отчужденности является правовая незащищенность, недоверие к правоохранительным органам, ощущение обеспокоенности неправовыми действиями стражей порядка. По данным Левада-центра: «недоверие к людям в форме становится массовым явлением». Возникает ситуация, когда люди не доверяют и боятся тех, кто призван защищать их от преступности. В результате, формируется взаимоотчужденние между представителями властей и гражданами, между системой и личностью. Система и так превалирует над личностью в социально-экономической сфере, превращая человека в своего раба, так еще и не предоставляет возможности для реализации его гражданских, конституционных прав.

Более того, сейчас в России существует проблема морального доверия, а точнее недоверия, власти. И это тоже является свидетельством взаимоотчуждения граждан и аппарата управления: оторванность госчиновников от народа, безразличие, неуважительное отношение к людям, незнание подлинных нужд населения, расхождение между словом и делом, пренебрежение к законам и т.д.

Ощущение незащищенности (терроризм), утрата веры «в светлое будущее», отчуждение, затяжная безработица, усиливающиеся информационные нагрузки предопределяют у большинства россиян состояние социального шока. Государство не создает такие условия жизни, которые способствовали бы гармоничному развитию личности и обеспечению ее потребностей, а это неизбежно толкает людей в социальную «пропасть». Очевидно, что отсутствие внимания со стороны аппарата управления к объекту управления – гражданам – однозначно тормозит развитие российского общества. Ведь чем лучше развиты взаимоотношения между государством и тружеником, тем более прогрессивным является общество.

Поэтому, подчеркнем еще раз, что взаимоотчуждение представляет собой сложное, опасное с точки зрения развития общества, разрушающее явление, препятствующее развитию целостности системы. Отсюда очевидность политической и социально - психологической значимости данного явления, требующего своего решения, поскольку массовое ощущение отчуждения чревато серьезными социальными взрывами.

Непонимание или нежелание понимать высокую значимость этой социально-психологической проблемы свидетельствует о низком уровне профессионализма руководителей. Ведь как показывает зарубежная и отечественная управленческая практика, многие социальные системы, организации любого масштаба и любой сферы деятельности терпят крах из-за несовершенства именно внутренних механизмов управления: прежде всего взаимодействия субъекта и объекта управления. Для адекватного функционирования системы важно, чтобы были взаимная забота со стороны государства и граждан, руководителей и тружеников, взаимное доверие, уважение к интересам друг друга, понимание потребностей и ожиданий друг друга, была реализована политика Социального Партнерства, поскольку от этого зависит результат и эффективность работы системы.


^ Недостаточность функции контроля

у больных героиновой наркоманией

как фактор наркотизации

Е.П. Тимофеева (Чебоксары)


В психологических исследованиях больных наркологическими заболеваниями неоднократно поднималась проблема дефицитарности внутреннего контроля. Однако этот фактор никогда не рассматривался в качестве основного механизма возникновения и развития наркомании. При этом ряд психологических феноменов, описанных при наркологических заболеваниях, - таких, например, как полезависимость, алекситимия, неструктурированность внутреннего опыта, искажение Я-концепции и самооценки и т. д., - могут быть объединены общим фактором недостаточности функции контроля.

Современная психологическая наука рассматривает внутренний контроль как обязательную составляющую любой произвольной деятельности. Внутренний контроль предполагает наличие интериоризированных эталонов деятельности, когнитивных и поведенческих ее моделей, систем координат, а также сложных механизмов сравнения результатов текущей деятельности с этими эталонами и регулирования поведения. При этом важная роль в осуществлении функций внутреннего контроля принадлежит эмоциям и интрацептивному восприятию. Функции внутреннего контроля формируются в процессе онтогенеза, начиная с самых ранних его этапов, и их состояние отражает степень развития и успешности освоения необходимых средств социальной адаптации. Поэтому несформированность или дефицитарность механизмов и средств внутреннего контроля может обусловить возникновение делинквентных форм поведения и, в частности, привести к наркотизации.

В настоящее время крайне актуальным являются вопросы профилактики зависимости от психоактивных веществ (ПАВ) и выявления группы риска заболевания наркоманией среди подростков. При этом очевидна нехватка адекватных психологических инструментов оценки возможного риска возникновения зависимости от ПАВ. Одним из возможных путей решения этой проблемы является разработка новых методических средств. В частности, для задач исследования нарушения внутреннего контроля, был разработан опросник. В его основу было положено предположение, что нарушения внутреннего контроля у больных опийной наркоманией проявляются не только в поведении, непосредственно связанном с патологическим влечением к ПАВ, но и во всех сферах психической деятельности. Поэтому предлагаемые при обследовании утверждения (вопросы) отражали широкий диапазон возможных проявлений несформированности или дефицитарности функций внутреннего контроля.

Объектом исследования были больные героиновой наркоманией, находившиеся на стационарном лечении в ГУЗ «РНД».

Выборку составили пациенты в возрасте от 16 до 35 лет, употреблявшие наркотики внутривенно не менее одного года, всего 50 человек, из них 7 женщин и 43 мужчины. Средний возраст составил 23,5±1,24 года.

Контрольную группу, адекватную основной по полу и возрасту, составили 50 человек, не страдавших наркоманией или токсикоманией. В нее вошли испытуемые от 18 до 40 – студенты, служащие и сотрудники различных предприятий, всего 50 человек, из них 5 женщин и 45 мужчин. Средний возраст составил 22,8±1,71 года.

Испытуемым предъявлялся список утверждений и бланк для ответов, на котором фиксировались социально-демографические данные. Предъявлялась следующая инструкция: «Сейчас Вы ознакомитесь с утверждениями, которые касаются Вашего характера. Прочитайте каждое утверждение и решите, верно оно или неверно по отношению к Вам. Не тратьте много времени на обдумывание. Давайте тот ответ, который первым приходит Вам в голову. Отвечайте честно и искренне, не стараясь произвести хорошее впечатление». Время тестирования не ограничивалось.

В первоначальной вариант опросника вошло 115 утверждений: на контроль поведения (50); на контроль эмоций (43); на склонность к рисковому поведению и виктимность (контроль внешней угрозы) (15); шкала искренности / лжи (7 утверждений). Содержание утверждений определялась следующими предложениями: 1) нарушения внутреннего контроля должны встречаться у больных наркоманией как в поведении, так и в эмоциональной сфере; 2) снижение или нарушение контроля приводит к повышенной виктимности у этих лиц, их уязвимости, тому, что они часто становятся жертвами несчастных случаев; 3) склонность к рискованному поведению также связано с нарушениями внутреннего контроля.

Было обнаружено наличие статистических различий между экспериментальной и контрольной группами (р < 90,05) для 68 утверждений теста. Наиболее значимо группы различались в ответах на вопросы, связанные с контролем поведения. Прежде всего, это были вопросы, исследующие импульсивность и такую форму поведения, как acting out, т.е. немедленное отреагирование вовне своих чувств и побуждений, также вопросы на склонность к антисоциальному поведению. Возможно, отсутствие рефлексии и недостаточное структурированность мотивационной сферы делают невозможным подчинение поведения человека более отдаленным целям, благодаря чему он становится заложником текущей ситуации, своих сиюминутных побуждений. Недостаток интериоризованных социальных норм, в свою очередь, также приводит к стремлению немедленно получить желаемое, что зачастую связано с антисоциальным поведением. К значимо различающимся утверждениям, связанным контролем поведения, можно также отнести пункты, связанные с ситуацией ожидания.

Обнаружено, что для наркоманов одной из основных и неразрешимых является проблема, связанная с поведением, требующим структурирования времени, планирования. Различия в ответах между группами по этим утверждениям были высоко значимыми ( р < 0,001). Можно предположить, что данная проблема является следствием как недостаточной структурированности в мотивационной сфере, так и неспособности самостоятельно занять себя какой-либо деятельностью в свободные промежутки времени. По-видимому, в ситуации бедности поля, отсутствия стимуляции извне (а именно к таким относится ситуация ожидания) обнаруживается личностный вакуум этих больных. Поэтому ими особенно тяжело переносится одиночество и они подвержены внешнему воздействию, особенно со стороны других наркоманов. Возможно, прием наркотиков является попыткой совладать с этим феноменом, заполняя «стимульную пустоту» новыми ощущениями, получаемыми от наркотиков, и деятельностью, связанную с их поиском.

Значимые различия были обнаружены и в ответах на вопросы, связанные с контролем эмоций. Среди них можно выявить несколько групп. Это вопросы, во-первых, связанные с депрессивной тематикой; во-вторых, отражающие трудности описания и объяснения своих переживаний, невозможность отнесения их к тем или иным жизненным событиям; и, в-третьих, квалифицирующие охваченность эмоциями, невозможность совладать с ними.

Низкая рефлексия приводит к тому, что больные с трудом могут определить источник своих эмоций, а также к ощущению охваченности своими переживаниями и невозможности впоследствии использовать этот опыт. Сюда же можно отнести вопросы, связанные с переживанием отгороженности от остальных людей, потерей связи с ними и одиночества, так как невозможность ясно описать свои переживания, поддерживать эмоциональный контакт является одним из механизмов, приводящих наркоманов к потере социальных связей и изолированности в обществе.

Наибольшее различие были получены в утверждениях, связанных с контролем внешней угрозы (рискованное поведение и виктимность), что позволяет предположить употребителей наркотиков наличие нарушений контроля в когнитивной сфере, которая приводят к повышенной уязвимости, подверженности влияниям различных неблагоприятных факторов из-за неспособности точной оценки окружающей ситуации.



3183348565659087.html
3183515170712548.html
3183654296813938.html
3183773078436230.html
3183942895093349.html