Томск, 11-14 октября 2006 г. Томск Сибирский государственный медицинский университет 2006 Издание осуществлено при поддержке рффи по проекту 06-06-85082-г - страница 20

^ Н.Е. Захарова (Минск, Беларусь) Информационные технологии и проблемы экологической безопасности

Значение информации, которая является всеобщим свойством материи, и ее социальные последствия в современном мире сложно переоценить. Любой предмет в нашем окружении и любое его взаимодействие с другими предметами обладает информационными свойствами. Любой процесс производства материальных благ является процессом информационного взаимодействия. В условиях создания информационного общества наличие четкой, эффективной, развитой информационной инфраструктуры даже можно считать основным признаком государственного образования [1. С.9].

Расширение информационного обмена ведет к реальному и виртуальному исчезновению границ между странами, люди вступают в более глубокие, интенсивные и непосредственные связи, чем когда-либо ранее. Происходит как бы информационное сжатие пространства и времени, и процесс этот пронизывает все сферы человеческой жизнедеятельности и безопасности: это не только экономика, товары и финансы, технологии, но также и управление, культура, наука и научные парадигмы, социальные, политические, экологические условия жизни населения. Люди, живущие в самых разных уголках планеты, благодаря пространственно-информационному сжатию, оказываются тесно связанными между собой и зависимыми от происходящих далеко от них валютно-биржевых колебаний и кризисов, землетрясений, эпидемий, наводнений, засух, падения или, наоборот, незапланированного роста урожаев, дефицита воды, воздуха, рыбных ресурсов и т.п. Самое сильное информационное воздействие по-прежнему оказывают вооруженные конфликты и войны.

В настоящее время информация становится товаром и приобретает ряд потребительский свойств: информация имеет потребителя; информация имеет производителя; информация имеет собственника; информация имеет качественные характеристики; в отношении информации установлены определенные правовые режимы. Совокупность потребительских свойств экологической информации и ее качественных характеристик определяет степень удовлетворения потребностей личности, общества и государства. Всякое явление, связанное с движением, эволюцией, производством в природе и обществе, является процессом информационного взаимодействия, и в контексте данного употребления всякую информацию можно оценивать по социальным и экологическим критериям.

Экологическая, или социально-экологическая информация не исчерпывается только уровнем информированности общества по экологическим проблемам. Она тесно соприкасается с понятием экологической культуры, включает и этические оценки, экологические характеристики социальной комфортности, прогнозирование социальной динамики, связанной с изменением экологической ситуации, экологическую политику, наличие демократических механизмов принятия решений по экологическим проблемам, социальную ответственность и активную позицию каждого гражданина страны. Именно в этом ключе можно говорить о том, что информационно-экологическая сфера становится одним из государственно образующих признаков.

Информация по проблемам экологии все чаще сопровождается нотой тревоги в формировании экологической ментальности общества. Однако зачастую под видом экологии начинают развиваться самые разные идеи, выходящие за рамки рациональной научной картины мира, а информационная составляющая жизни общества в силу своей неопределенности становится предметом очень тенденциозных, порой совершенно ненаучных интерпретаций [2. С.112]. От точности и реалистичности экологической информации, от ее разумного, грамотного обнародования зависит социальная стабильность общества, нравственно-психологический настрой его членов и, в определенной мере, экологическая безопасность.

Понадобился «чернобыльский» шок, чтобы общество осознало, сколь губительно манипулирование информацией именно в сфере экологии, где негативные последствия сокрытия истинного положения дел и отсутствие своевременных четких мер по спасению нации до сих пор сказываются на сознании людей, их нравственных и духовных устоях, общей стабильности общества. После аварии на Чернобыльской АЭС возникали самые разнообразные слухи, сомнения, абсолютно недостоверные предположения о месте и объеме катастрофы, что вызывало панику, падение доверия к власти, массовый отказ от продуктов питания, произведенных в Гомельской области Беларуси, и даже от гомельского мыла. Отсутствие научных рекомендаций и своевременных государственных мер по защите населения Беларуси от поражения щитовидной железы радиоактивным йодом вызвало случаи неумеренного приема спиртовой настойки йода, алкоголя, и т.д.

Чернобыльская ситуация может служить примером негативного, дестабилизирующего влияния на сознание людей и общество в целом, когда информация, по времени совпавшая с эпохой перестройки, поступала крайне тенденциозная и политизированная, носила не столько научный, сколько шокирующий и скандальный характер. Основное содержание материалов, публиковавшихся в конце 80-х – начале 90-х гг. прошлого века и в России, и в Беларуси, можно свести к следующему: правители предали народ, народ обманут, все насквозь больные, и вообще чуть ли не смертники, живущие в резервации, как прокаженные. Как можно работать, нормально растить детей, строить планы на будущее, если ты «обречен», если ты не обладаешь достаточным личным мужеством, чтобы преодолеть такой информационный прессинг? Неудивительно, что авария на ЧАЭС породила массу психологических проблем, и во многом они связаны с нарушением информационной безопасности: вначале полный ее дефицит, затем односторонний, тенденциозный поток. До сих пор тема Чернобыля активно используется белорусской оппозицией в политических целях.

Информационная и экологическая безопасность тесно связаны. Под экологической безопасностью можно понимать наличие и сохранение условий реализации прав личности на здоровую среду обитания, надлежащее качество воспроизводства физических и духовных сил личности и общества, их интеллектуального развития, возможности общения с живой природой в ее нетронутом, первозданном виде[3. C. 5].

Уровень экологической безопасности, наряду с уровнем социально-экономического развития, становится мерилом цивилизованности общества, критерием его социоприродной устойчивости и развития человеческого потенциала. Уже 15 лет, с принятием Программы человеческого развития, в ежегодных Докладах ООН настойчиво проводится тезис о том, что темпы роста ВВП и даже доходов на душу населения не могут служить критерием устойчивого развития, показателем благосостояния нации и на смену им приходит индекс развития человеческого потенциала.

Одним из факторов безопасности в области информационного обеспечения экологических решений является доступность экологической информации. Право на достоверную информацию по проблемам окружающей среды получило во второй половине ХХ века поддержку ряда международных документов. Декларация по проблемам окружающей среды, принятая в 1972 г. в Стокгольме, декларация по окружающей среде и развитию, принятая в Рио-де-Жанейро в 1992 г., исходили из того, что обладание экологической информацией имеет первостепенное значение для последовательного и эффективного претворения в жизнь права каждого человека жить в среде, благоприятной для здоровья и благосостояния, и сохранение и улучшение среды для живущих и будущих поколений – главнейшая обязанность каждого человека.

Такие решения были зафиксированы в резолюциях Генеральной Ассамблеи ООН 37/7 от 28 октября 1982 г., во Всемирной хартии природы 45/94 от 14 декабря 1990 г., в Кодексе практических мер по сохранению животных и растений, находящихся под угрозой исчезновения в 1988 г., в Европейской хартии по окружающей среда и здравоохранению, принятой ВОЗ 8 октября 1989 г., и многих других [Перечисленные и прочие документы приводятся в статье: 4. C. 133-138]. Однако эти документы, несмотря на высокий авторитет принявших их организаций, носили скорее рекомендательный характер. Они еще не создавали правовой нормы, не имели силы законов, обязательных к исполнению. Первым шагом на пути к этому стала принятая в 1992 г. заинтересованными государствами Конвенция о трансграничном воздействии промышленных аварий. В ней статья 9 обязывает государства-участники предоставлять общественности надлежащую информацию о состоянии затронутых аварией экологических систем. Аналогичные статьи есть в Конвенциях по защите морской среды, водных систем и воздушного бассейна. Наконец, в Дании (г. Орхус) в 1998 г. был принят международно-правовой акт, специально посвященный проблемам информации, связанной с состоянием окружающей среды. Этот акт известен как Орхусская Конвенция о доступе к информации, участию общественности в процессе принятия решений и о доступе к правосудию [4. C. 134]. Согласно этой Конвенции должностные лица и государственные органы должны оказывать общественности помощь в доступе к информации, способствовать экологическому просвещению и повышению уровня информированности о проблемах окружающей среды, признавать экологически ориентированные общественные объединения и организации и не преследовать лиц, осуществляющих свои информационные права. Конвенцией предусматриваются и случаи, когда в доступе к информации может быть отказано.

Социально-политический, демократический дискурс информационной безопасности включает обеспечение прав и возможностей доступа к информационным ресурсам для всех категорий пользователей; определение приоритетов и государственная поддержка распространения достоверной научной информации экологического содержания, причем по самому широкому спектру социальных проблем: демографических, образовательных, социально-экономических; вопросов экологической культуры и продовольственной безопасности, и т.д.; непрерывное образование в области информационных технологий; защита национального информационного и культурного пространства; взаимодействие с международными организациями в сфере информационной безопасности.

В философском дискурсе информационного обеспечения экологической безопасности следует выделить проблемы культурной идентичности, истинности, психологической адекватности, соблюдения принципа целостности и меры.


Литература

1. Князев С.Н. Управление: наука, искусство, практика. – Мн.: Армита-Маркетинг, 2002.

2. Самсонов А.Л. Человек и биосфера – проблема информационных оценок. // Вопросы философии. – 2003. — №6.

3. Национальная безопасность республики Беларусь. – Мн.: ИООО «Право и экономика», 2003.

4. Иванченко Н.С. Международное сотрудничество в области информирования общественности о состоянии окружающей природной среды. // Известия ВУЗов. Правоведение. – 2003 — №3.



3187498036095236.html
3187641341965637.html
3187712407680168.html
3187837467746251.html
3187944452291299.html